МЕГАГРАНТЫ

Невероятная химия и сверхразум

oganov 1387457506.jpg.814x610 q85 Профессор Сколтеха Артем Оганов сегодня входит в топ-10 самых известных российских ученых. За свои работы по предсказанию новых материалов он претендовал на Нобелевскую премию. На Geek Picnic 14 сентября Артем Оганов выступит с докладом «Необычная химия экстремальных условий».

Про возрождение и амбиции российской науки

Вышла ли отечественная наука из кризиса?

— Вопрос философский. Где провести границу между кризисом и не кризисом? Многие считают, что кризис до сих пор есть, другие — что он преодолен. Я бы сказал, российская наука в последние 15-17 лет находится в фазе устойчивого роста и практически по всем показателям монотонно идет вверх. Речь о публикационной активности, цитируемости отечественных научных работ, росте числа молодых ученых и объеме финансирования. Особенно заметными позитивные изменения стали в последние 6-7 лет.

С чем это связано? Не только с деньгами. У нас появилась научная экспертиза мирового уровня, внедрена экспертиза качества научной работы в вузах, создан Российский научный фонд. Действует программа мегагрантов, которая позволила сотням лучших мировых ученых создать свои лаборатории в России. В них работают и десятки молодых российских ученых. Кроме того, есть президентские программы грантов для молодежи. И стоит упомянуть программу 5-100, призванную усилить конкурентные позиции ведущих российских университетов на глобальном рынке.

Могу назвать удачным эксперимент по созданию Сколтеха — университета по западному образцу. Другие вузы тоже шагнули далеко вперед: Высшая школа экономики, к примеру. Отдельная история — Университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), который уже поставил серию важных успешных экспериментов и по студенческой жизни, и в научной сфере. В ИТМО показали, как практически с нуля можно создать вуз мирового класса, опираясь, как правило, на молодых людей. Если бы десять лет назад кто-то сказал, что такое возможно в России, никто бы не поверил.

В 2016 году Nature Index назвал науку РФ одной из самых быстроразвивающихся в мире. Кстати, в редакции Nature Index посчитали, что рост во многом связан с проектом 5‑100.

Надо помнить: начинали мы с низких позиций, куда скатились в 1990-е. Сейчас Россия уже на 12-м месте в мире по публикационной активности. Нацпроект «Наука» призван вывести нас на пятое место к 2024 году. Очень амбициозный показатель, не знаю, удастся ли. Лично я готов делать все от меня зависящее, чтобы мы вообще оказались на первом месте.

Кто сегодня глобально лидирует в науке?

— Тут все предсказуемо. США, Китай. На третьем месте, если не ошибаюсь, Германия.

В каких областях науки Россия опережает другие страны?

— У нас очень сильные математики. Есть и всегда были. Хороша физика: твердого тела, ядерная. Космология, астрофизика, материаловедение.

А в чем Россия слабее всего?

— Проседаем в биологии, медицине. Причины банальные: биомедицинские исследования всегда требуют много денег. Но и тут у России высокий темп развития.

Про религию, образование и гонку за «корочками»

Распространено мнение, будто российским властям просто не интересно развивать науку, а мракобесие им, наоборот, выгодно. В качестве аргументов часто приводят тотальную клерикализацию, поддержку антинаучных проектов в медицине, отсутствие регуляции деятельности всяких экстрасенсов и т.д. Как вы оцениваете такое мнение?

— Это заблуждение. Мы видим, как активно государство развивает науку. Правительство хочет мракобесия? Этот аргумент отменяется.

Что касается гомеопатии: большинство стран-лидеров в научно-техническом прогрессе совсем не отличаются от России в данном аспекте. Например, в ряде развитых стран услуги гомеопатов даже покрываются медицинской страховкой, хотя гомеопатия — лженаука.

Про клерикализацию. В Швейцарии — а это страна с исключительно развитой наукой — люди платят церковный налог. При оформлении документов вы должны указать, к какой конфессии вы принадлежите. Есть страна, где на банкнотах надпись In God We Trust. Это США, а не Россия. Президент Америки чуть ли не молится с трибуны, регулярно звучат призывы религиозной направленности. Рональд Рейган называл США «светлым градом на холме», используя библейские аллюзии. Насколько я вижу, у нас в политике религиозных людей — около нуля. Патриарх Кирилл близок власти. Владимир Путин, кажется, религиозный человек, но никаких «воззваний» от него я не слышал. Я верующий человек, но против клерикализации. К счастью, особых перекосов в эту сторону пока не вижу.

Про научные открытия и задачи просветителей

Над чем сейчас работаете?

— Над разработкой и применением методов искусственного интеллекта в дизайне новых материалов. Над поиском новых сверхпроводников, традиционной для меня химией высокого давления, магнитными материалами, термоэлектриками. Потихонечку заходим на поле биохимии и фармакологии.

К примеру, уже почти достигнута сверхпроводимость при комнатной температуре (но только при очень высоких давлениях): минус тринадцать градусов Цельсия. Хотелось бы повыше. И чтобы для этого не требовалось давление в несколько миллионов атмосфер.

Комнатная сверхпроводимость может дать мощный экономический эффект. Сейчас сети теряют порядка 10% энергии из-за сопротивления проводов. Еще на сверхпроводниках базируются многие технологии: магнитно-резонансная томография, ускорители частиц, сверхбыстрые поезда. Имея комнатную сверхпроводимость, будет гораздо проще и дешевле создавать такие полезные штуки. По-моему, это круто.

Исследования в области химии высокого давления нужны преимущественно для понимания мира, в котором мы живем. В сфере биохимии пока двигаемся медленно, предстоит большой путь. Речь о предсказании структуры белков, определяющей их свойства. Многие болезни связаны как раз с нарушениями функций белков. Надо понять, почему так происходит и как этого избежать. По части фармакологии: хотим предсказывать и создавать новые формы лекарств.

Вы реализуете и просветительские проекты. Например, уже много лет в Москве работает лекторий «Наука. Вкусно». Почему решили заняться этим?

— Это моя отдушина. Клуб был создан в 2011 году. Я еще жил в США, но уже регулярно приезжал в Россию. Тогда у меня возникла душевная потребность: создать здесь что-нибудь научно-популярное. Без лишних затрат времени и сил. Примерно в то же время я подружился с Виктором Ениным, это замечательный творческий человек и владелец нескольких чайных домов в Москве. Мы решили собирать людей на лекции в чайной на Покровке раз в месяц. Он придумал название «Наука. Вкусно». Я стал приглашать классных ученых или популяризаторов науки. Формат очень легкий: лекция может длиться час или два, сколько угодно. Правил нет. Как лектору хочется, так и будет. Люди пьют чай, едят мороженое разных оригинальных сортов, слушают лекции, общаются. Никакого бюджета, никаких сложностей. Получается просто классная история живого общения умных людей друг с другом. Я считаю, что умный человек не тот, кто много знает, а тот, кто хочет знать.

Кстати, у нас много таких людей посещают фестиваль науки, технологий и искусства Geek Picnic. Почему при всей своей занятости вы решили выступить на краснодарском фестивале?

— Я же пообещал вам, а если пообещал — надо выполнять. Пару лет назад выступал на этом фестивале в Москве — безумно понравилось. И то, что такое событие есть в Краснодаре, — классно. Было бы здорово, чтобы в регионах проходило много подобных фестивалей.

Почему в России по-прежнему мало ученых, которые систематически занимаются просветительской деятельностью?

— Действительно странно. Я считаю, ученому важно заниматься просвещением. Конечно, есть люди, которые боятся публичных выступлений, но это редкие случаи. Вообще, для самих ученых (не говоря уже об их слушателях) полезно рассказывать о своих исследованиях. Ученые производят новые знания для других людей. В Библии сказано: «И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф 5:15).

Источник https://www.yuga.ru/articles/society/8870.html
Back to top